Хотите у нас работать?

Новости

"Отряд не заметит потери бойца". газета "Республика" № 24 (159), 3.07.09

газета "Республика" № 24 (159), 3.07.09, 03.07.2009
газета "Республика" № 24 (159), 3.07.09

Борис УМАНОВ: «В случае банкротства банка «Икс» будет потеряно примерно 10% активов всех страховых компаний»

В условиях кризиса страховые компании испытывают меньше проблем, чем банковские институты, заявил в интервью «Республике» председатель правления АО «Страховая компания «Евразия» Борис УМАНОВ. По его мнению, даже в случае банкротства какого-либо из казахстанских банков страховые компании удержатся на плаву, однако для этого некоторым из них необходимо будет найти инвесторов.

Борис Григорьевич, в августе будет два года с начала финансового кризиса в Казахстане. Уже можно подводить определенные итоги. Насколько сильно от кризиса пострадал отечественный страховой рынок?

– Если страдает экономика, то страдают и страховые компании. По нашим оценкам, рынок упадет еще примерно на 30%. Платежи будут сокращаться прежде всего по имущественному страхованию. Пострадает медицинское страхование, поскольку у предприятий нет сейчас денег для обеспечения своих сотрудников социальными пакетами. Что касается компаний, то из-за прямой связи между активами и пассивами больше всего пострадают компании по страхованию жизни. В этом сегменте произошло падение на 50%. Но аннуитетное страхование выживает сейчас из-за того, что есть страхование ответственности работодателя, и то потому, что премии клиентов компаний Life формируются за счет платежей компаний по общему страхованию. Причем компании по общему страхованию понесут больше потерь, чем перестраховочные, потому что перестраховщики принимают на себя в основном реальные, а не финансовые риски.

Страховщики устойчивее банков

Судя по Вашей оценке, страховые компании пострадали от кризиса в меньшей степени, чем банковские институты?

– Есть три причины, почему страховые компании менее подвержены кризису. Во-первых, в отличие от банков, которые имеют высоколиквидные краткосрочные обязательства, страховые компании имеют долгосрочные обязательства, что позволяет им лучше поглощать и абсорбировать краткосрочные рыночные шоки. Клиенты банков могут прийти в банк и снять свои депозиты за пару дней, тем самым подорвав ликвидность банка, а страхователь почти не влияет на ликвидность страховой компании до тех пор, пока не наступил страховой случай.

Но, конечно же, наступление страхового случая не зависит от воли страхователя. При этом, к сожалению, клиенты компании по страхованию жизни влияют на ее ликвидность, поскольку имеют возможность разорвать свой контракт и забрать деньги, потеряв при этом часть своих накоплений.

Во-вторых, сегодняшний кризис – это кризис забалансовых обязательств и зачастую неопознанных рисков. При этом страховые компании сами несут свои риски, а не являются некими посредниками или агентами. Страховщики «консервируют» риски на своем балансе, но не передают их дальше. Они не могут «стереть» эти риски со своего баланса и сделать их забалансовыми, как часто делают банки.

В-третьих, сегодняшний кризис привел в действие феномен финансовой инфекции или заражения – риск банкротства реален и вездесущ. Но страховые компании не предрасположены к риску инфекции. Механизм перестрахования абсолютно не похож на механизм межбанковского кредитования ни по своим объемам, ни по волатильности.

То есть страховщики менее подвержены риску банкротства?
– Страховая компания не может обанкротиться за один день. Существует так называемая концепция run-off, или дополнительная игра, во время которой проводится консервация и постепенная ликвидация обанкротившейся страховой компании.

Когда банк банкротится, то могут прийти инвесторы и купить его страховую компанию, например, за 100 тысяч фунтов. Как только они становятся хозяевами, как это ни странно звучит, компания становится более прибыльной. И в результате на 100 тысяч вложенных фунтов они получают 50 тысяч фунтов чистой прибыли.

Этот бизнес очень развит в Великобритании. И именно Великобритания предлагает этот бизнес для всех стран мира. Это лишний раз говорит о гибкости баланса страховых компаний. Они более живучи, чем банки. Поэтому я и называю страховые компании якорем капитализма. Якорь – это такая вещь, которая позволяет закрепиться и стоять в самый сильный шторм.

Но не каждая страховая компания в условиях кризиса может быть привлекательна для инвесторов...
– Страховые и перестраховочные компании, конечно же, несут потери из-за кризиса. Прежде всего они теряют деньги, когда начинают заниматься квазибанковской деятельностью, секьюритизацией, деривативами и т.д. Страховые компании терпят убытки и как институциональные инвесторы, теряя на отрицательной переоценке своих активов.

Но больше всего беспокоит нас то, что стало модным не платить долги. Рынок впал в некий ступор, поскольку игроки не знают, что дальше делать. Рушатся основы взаимоотношений – принцип обязанности должника отвечать по своим обязательствам. В этих условиях наша компания стала думать, как жить дальше.

Мы проанализировали ситуацию и поняли, что есть сектора, в которых мы будем дальше работать, и сектора, в которых мы работать не будем. Для нас неприемлема политика неплатежей, поэтому мы позиционируем себя так, что мы будем отвечать по своим обязательствам. Если у нас не окажется денег, то мы обратимся к акционерам.

Почти как для слона дробина

Некоторые казахстанские аналитики считают, что не за горами третья волна кризиса, которая может начаться в случае банкротства БТА и «Альянса». А Вы разделяете эти опасения?

– Гипотетически любой банк может обанкротиться. Если говорить об этом часто и громко, то он обанкротится быстрее. Если об этом молчать, то он обанкротится чуть медленнее, но все же обанкротится.

Если говорить о волнах кризиса, то дело даже не в них. Представьте себе состав, локомотив которого стукнулся со стеной. Вначале удар приходится на машиниста локомотива, потом на первый вагон, затем на второй и т.д. При этом каждый вагон страдает по-своему. Вполне возможно, что локомотив как более сильное звено пострадает меньше всего и первым вагонам ничего не будет, а десятый может сойти с рельсов и перевернуться.

Этим я хочу сказать то, что, скорее всего, крушение поезда еще не закончилось. Вопрос в другом: надо ли посыпать голову пеплом? Думаю, что нет. Надо просто научиться жить в условиях кризиса, нормально оценивать риски, в каком-то банке хранить деньги, а в каком-то не хранить.

Но если предположить, что банкротство БТА и «Альянса» все же произойдет, насколько негативно это может отразиться на страховом бизнесе и, в частности, на отечественных страховых компаниях?
– На страховом бизнесе Казахстана это отразится очень просто и понятно. В случае банкротства банка «икс» будет потеряно примерно 10% активов всех страховых компаний.

А почему именно 10, а не 20?
– Дело в том, что по существующим нормативам мы не имеем права держать более 10% своих активов только в одном из банков. Поэтому если банк «икс» обанкротится, то страховая компания «Евразия» потеряет около 10% от своих активов, или 3 – 4 миллиарда тенге. Но сегодня у нас баланс составляет порядка 50 – 60 миллиардов тенге. То есть банкротство банка «икс» будет для нас не как слону дробина, но все же отряд не заметит потери бойца.

Откуда такая уверенность?
– Только за пять месяцев мы заработали 7 миллиардов тенге. Если мы потеряем 3 миллиарда тенге, я лишусь бонуса – и это максимум. Но для страховой компании это не критично. Я думаю, что и в этой ситуации найдутся люди, которым страховая компания заплатит премию, потому что они работали нормально и продолжают работать хорошо.

А если говорить в целом по рынку?
– Те компании, состояние которых не очень хорошее, пострадают сильнее, но они не обанкротятся, и если нормально делают свой бизнес, то найдут инвестора. К нам уже обращались западные инвестиционные банкиры с предложением купить ту или иную страховую компанию, аффилированную с тем или иным банком. Вполне возможно, что если не мы, то их купит кто-то другой. Такие предложения начали поступать в марте этого года.

Насколько эти компании известны в страховом бизнесе?
– В страховом бизнесе у нас все компании известны. Сейчас у двух компаний приостановили лицензии. И хотя это не самые крупные компании, но они очень популярны, на сайтах в Интернете их обсуждают больше, чем компании из первой пятерки.

А для СК «Евразия» какие компании представляют интерес?
– Достаточно давно мы делали официальное предложение казахстанской «дочке» American International Group (AIG) и говорили, что мы с удовольствием ее купим. Но мы не хотели никоим образом нанести ущерб AIG, когда делали это предложение.

Ваше предложение остается в силе?
– Да. В этой компании скоро будет новый руководитель. И в ближайшее время мы, скорее всего, еще раз обратимся в AIG с этим предложением. Но все же я сторонник органического роста, то есть мы привыкли все делать сами, а не покупать компании и потом интегрировать.

А насколько сильно изменился интерес иностранных игроков к казахстанскому рынку после начала кризиса?
– Интерес всегда был, есть и будет. Но он действительно очень сильно изменился. Если раньше иностранные страховщики искали для покупки какую-нибудь казахстанскую компанию, но не успели ее приобрести, то сегодня интерес другой. И международные брокеры и перестраховщики пытаются «вытащить» перестраховочные деньги из Казахстана. Их больше сейчас интересует именно это. Что это значит? Проводится такая политика, чтобы собственное удержание местных компаний было все меньше, а удержание у западных компаний увеличивалось. То есть они пытаются увеличить премии, которые «выходят» из Казахстана в Германию, Австрию, Великобританию. Этот процесс начался несколько месяцев назад, и он очевиден. Другими словами, свои проблемы они хотят решить нашими деньгами.

Ожидаете ли Вы экспансии зарубежных страховщиков на казахстанский рынок в ближайшее время?
– Нет, не ожидаем.

То есть казахстанский рынок сейчас им неинтересен?
– В ближайшие три-четыре года, думаю, что нет.

У страхования жизни перспектив нет

Вы наверняка знаете о планах по передаче социальной ответственности работодателя от компаний non-Life к компаниям по страхованию жизни. Насколько это целесообразно и оправданно?

– Мы могли обсуждать это до тех пор, пока этот законопроект не поступил на рассмотрение в парламент…

Но ведь страхование социальной ответственности работодателя относится к обязательным видам страхования...
– На мой взгляд, в течение нескольких ближайших лет именно страхование жизни развиваться не будет. Перенасыщенность рынка страховыми услугами сейчас очень большая. Я не хочу вдаваться в детали, но, на мой взгляд, добровольное страхование жизни не перспективно для Казахстана, потому что у людей должны быть деньги для удовлетворения первичных потребностей, а дойдут ли у них руки до страхования жизни… Мой ответ – однозначно нет. Скорее люди положат деньги на депозит.

Конечно, я аплодирую энтузиастам, которые собираются развивать страхование жизни, потому что у них есть свое видение ситуации. Но у них свое мнение, у нас – свое. Наш холдинг имел возможность открыть компанию по страхованию жизни, но, по крайней мере в этом году мы не планируем этого делать.

А в среднесрочной перспективе?
– Мы дождемся, когда Закон примет сенат и подпишет президент, а уже потом вернемся к этому вопросу. Но пока в планах нашего холдинга – заниматься развитием общего страхования, банка, пенсионного фонда и брокерско-дилерского бизнеса. Может быть, когда-нибудь руки дойдут и до страхования жизни.

Сергей Зелепухин


Æ
Страховой случай?

Произошел страховой случай и Вы столкнулись с проблемой. Не беспокойтесь, если у Вас страховой полис АО «СК «Евразия». Мы сочувствуем Вам и готовы оказать помощь и поддержку. В связи с введенным карантином в городах Алматы и Нур-Султан, по всем вопросам онлайн консультации и обратной связи по страховым случаям и страховым выплатам Вы можете обратиться по электронному адресу ServiceCenter@theeurasia.kz, написав обращение, обстоятельства произошедшего события, ваш вопрос и отправив свои контактные данные (ФИО, телефон и email), и наш компетентный специалист свяжется с Вами.

Для этого необходимо:
Î
Заказать звонок
Ваша заявка успешно отправлена!