Новости

"Цель: платить первым". Русский Полис №12 декабрь 2006 - 01 (78) январь 2007

03.01.2007
Страховой рынок Казахстана уже несколько лет растет быстрыми темпами. У многих казахстанских компаний появились амбиции по освоению близлежащих рынков, в том числе и российского. Об этой тенденции мы беседуем с Борисом Умановым, председателем правления страховой компании «Евразия» - пожалуй, наиболее ярко проявившей себя в России. «Евразия» активно развивает международный бизнес и недавно компании был присвоен рейтинг B++ от международного агентства A.M. Best.

Борис Григорьевич, в последние годы компания «Евразия» - главный возмутитель спокойствия на территории бывшего Союза.
Нам просто интересно так работать, и я не скрою, что, когда у меня были представители одной западной компании, я им сказал – нам нравится быть «проблемным ребенком», возмутителем спокойствия, который предлагает свои, иногда, неординарные решения. Если говорить серьезно, мы не считаем свой рынок хуже Франции, Германии или Англии. Вообще, Казахстан интересная страна. У нас нет ни предпочтений, ни ограничений. Это позволяет нам работать с разными странами. Вот недавно мы застраховали флотилию французских спутников, в Чили – медную компанию, в ЮАР – производителей платины. Мы работаем с Ираном, Грузией, мы работаем с Россией. Но если все же говорить о предпочтениях, то, конечно, Россия для нас – это просто родная страна. Тем не менее, мы прежде всего казахстанская компания, которая считает, что, начиная с 2001-2002 года, экономический порядок в мире стал стремительно меняться. Центр экономики стал переходить в Евразию из старых стран Европы, которые растут очень слабо, и из Америки, огромный долг которой не позволяет ей нормально строить свою экономику. Это не эпатаж, это действительно так. Об этом говорит сейчас Путин, об этом говорит Назарбаев. А главное, об этом свидетельствуют цифры.
За счет чего происходит рост страхования в Казахстане, и как вы его используете для роста собственной компании?
Во-первых, рост идет практически с нуля. Все, что видно из окна этой комнаты, не застраховано. Мы же азиаты, у нас такой подход – «как бог даст!». Алматы – мой родной город и, к сожалению, он настолько привык к землетрясениям, что даже не хочет страховаться. Я вас уверяю, 90% этих апартаментов, квартир, которые стоят по полмиллиона-миллиону долларов, не застрахованы. Поэтому пока нельзя говорить о том, что здесь насыщенный рынок. Но, с другой стороны, это дает хорошие возможности для развития. Если говорить о рынке в целом, то в этом году, я думаю, впервые будет пройден рубеж сборов в миллиард долларов. На пятнадцать миллионов человек, наверное, это мало, но, если учесть, что в 2000 году было шестьдесят миллионов долларов, то можно говорить о приличном росте. Удвоение рынка идет почти каждый год за счет того, что существуют девять обязательных линий страхования. Причем, на мой взгляд, они все хорошие. Единственное исключение – то, что у вас называется ОСАГО. Этот сегмент у нас давно убыточный – 200% убытка. Если говорить о других видах страхования, у нас очень активно идет рост потребительского кредитования (но опять же, он в десять-двадцать раз отличается от любой развитой страны), это влечет за собой страхование. И нам интересно в этом участвовать.
«Евразия» обладает целым рядом особенностей – например, вы не занимаетесь страхованием жизни, спокойно относитесь к массовым видам страхования... Какова же политика?
Сразу хочу сказать, что в розницу мы не идем, на это есть много причин. Во-первых, мы ждем, когда наш парламент все-таки введет нормальные тарифы по ОСАГО. Во-вторых, конечно, мы хотим внедрить сначала нормальные технологии, кстати, с помощью российских коллег, и после этого выходить в розницу. Ну, а самое главное, мы себя позиционируем все-таки как страховая и перестраховочная компания, которая настроена на то, чтобы страховать по четырем основным направлениям. Это имущество, карго, ответственность работодателя и ответственность перед третьими лицами. Эти четыре линии бизнеса мы знаем очень хорошо, мы их знаем в Индонезии, мы их знаем в Малайзии, Южной Корее, в России, где угодно! Недавно вот даже два национальных банка стран СНГ застраховали у нас свои риски. Если говорить о планах, то, конечно, мы выйдем на розничный рынок. Но я думаю, что это случится через год-полтора, не раньше. А самое главное, чем мы отличаемся от других, о чем мы долго говорили с нашими западными коллегами, в том числе, брокерами – мы большие противники облигаторных договоров, как это ни странно звучит. Мы работаем на факультативной основе. При этом мы являемся перестраховщиками облигаторов, например, около десяти российских компаний перестраховывают у нас свои риски по облигаторам. Но сами мы как клиенты в облигаторных договорах не выступаем. Это наша политика, все риски перестраховываем на факультативной основе. У нас хорошее исходящее перестрахование, лидером в этом году выступает Munich Re. Мы и дальше будем перестраховывать все свои риски только на факультативной основе.
Если посмотреть на карту, Казахстан географически располагается чуть-чуть в Европе и, в основном - в Азии. А вот какова ваша географическая политика - вы больше в Европе или в Азии?
Честно хочу сказать, первое место всегда будет занимать Россия - одна культура, один язык, один менталитет, одна история. Нам интересны украинские, грузинские рынки. И поэтому, конечно, мы хотим быть перестраховочной структурой для СНГ, но тоже в меру. Если говорить об экзотике, то у нас есть даже риски из США. Мы хотим изучить все рынки, прежде чем идти туда. На мой взгляд, экономический вектор направлен на нефтедобывающие страны и на страны, являющиеся крупными товарными экспортерами - например, Китай, Южная Корея и другие. Естественно, мы заинтересованы в них. Если говорить о рынках старой Европы, то они слишком перенасыщены страховщиками и для нас они не представляют какого-то интереса. Хотя с рядом стран западной Европы у нас идут переговоры, и есть какие-то наработки. По карго мы работаем с Европой, потому что технологическая цепочка в грузоперевозках едина и мы не можем исключить из нее, например, Францию или Ирландию,. Мы очень рады тому, что держим более 60% доли страхования карго в Казахстане. Пожалуй, это наш любимый вид страхования. Мы страхуем все, что движется, летает, включая и в рамках космических программ. Российские и западные брокеры предлагают нам такие риски. Юго-Восточная Азия – очень непростой район, в котором мы активно работаем. Индонезийские, малазийские, вьетнамские риски имеют свою специфику, которая проявит себя в полной мере лет через десять. И если брокеру это неважно, то по страховщикам это ударит. Нам очень интересна Восточная Европа, потому что это мостик в Евросоюз, и мы стараемся там работать. Но, к сожалению, Казахстан пока еще не достаточно хорошо знают в Восточной Европе. Мы активно и с удовольствием работаем с арабским миром, нравится в Иране - мы работаем там не одни, а вместе со Swiss Re, Munich Re. У нас нет предубеждения ни к одному району мира. В Казахстане живут граждане более сотни национальностей и в нашей компании многонациональный штат.
Что означает для вас проведение конференции по риск-менеджменту? Это подвижничество в распространении бизнес-знаний, маркетинговая политика или общественная нагрузка?
Думаю, все вместе. И в Казахстане, и в России на большинстве предприятий в управлении рисками царит такое дилетантство, что любой риск может привести к непредсказуемым последствиям. Мы пытаемся с этой бедой бороться. Что такое риск-менеджмент? Всего лишь управление рисками. А нам их надо на себя брать, мы ведь risk-taking структура. И чем рискованнее операция, тем она прибыльнее – это очевидно. Это касается и газовой турбины в Сибири, и добычи нефти на Каспии. Для того, чтобы брать на себя риски осознанно, мы внедрили систему риск-менеджмента полутора десятка крупнейших промышленных предприятиях в Казахстане, и они бесплатно получают от нас знания по управлению рисками. Зачем нам это нужно? А я и не скрываю: потом они становятся нашими клиентами. Мы всегда верили в город Алматы, что у него большое будущее. Сейчас это огромная строительная площадка, в которую вкладывается несколько миллиардов долларов по важнейшим проектам, например, инвестирует Региональный финансовый центр Алматы. В Алматы приезжает все больше. Я думаю, что толика и нашего труда здесь есть. Когда-то это был закрытый город, потому что здесь производили военное оборудование. А сейчас город открыт и мы будем проводить различные конференции в дальнейшем.
В страхование вы пришли, как ученый …
Я всю жизнь занимался физикой, у меня есть труды по математической статистике и теории вероятности. Два года консультировал крупнейшие английские компании, год работал в Нью-Йорке. В конце 90-х годов вернулся в Казахстан. С 1994-95 годов сотрудничаю с крупнейшими страховыми брокерами, теперь работаю в страховой компании «Евразия». Вообще говоря, я по-особому отношусь к людям, которые пришли в страхование из науки. Чем больше таких людей, тем быстрее будет развиваться рынок. Человек с академическим подходом шире смотрит на мир. В нашей компании мы предпочитаем не переманивать готовых специалистов, а выращивать собственных. Чтобы сотрудник, даже имея необходимые знания, научился оценивать риски в полной мере, он на протяжении одного двух лет работы выполняет технические задания. Лишь после этого, обретя необходимый опыт, начинает заниматься оценкой рисков. Конечно, еще есть много вопросов, связанных с моделированием рисков. Вообще говоря, только мы можем заниматься этим. Мы – люди, которые живут в Евразии. Конечно, моделированием занимаются и западные компании, но нас интересуют местные, специфические условия. Например, землетрясения, ураганы, но не при плюс тридцати градусах по Цельсию, а при минус тридцати. Уверяю, если появятся предложения ученых по моделированию специфических рисков, мы профинансировали бы создание в России или Казахстане специализированного агентства. Так что профессионалы с фундаментальной подготовкой еще долго будут востребованы в страховании.
На следующий год акционер уже поставил какие-то конкретные задачи?
Я скажу о главном - акционер хочет, чтобы мы были одной из лучших страховых компаний в СНГ, а значит, одной из лучших и в сравнении с российскими страховщиками. Цель понятная, ее мы и добиваемся. Каким образом? Работаем над тем, чтобы делать выплаты первыми. Сегодня, например, если необходимые документы готовы, мы выплачиваем страховое возмещение в течение двадцати четырех часов. Хотим, чтобы компания называлась не страховой, а вселяющей уверенность. Думаю, это главное и верю, что за нами пойдут другие страховщики.

Вадим Демченко



Æ
Страховой случай?

Произошел страховой случай и Вы столкнулись с проблемой. Не беспокойтесь, если у Вас страховой полис АО «СК «Евразия». Мы сочувствуем Вам и готовы оказать помощь и поддержку.

Для этого необходимо:
Î
Заказать звонок
Ваша заявка успешно отправлена!